Расстрелянное детство. Воспоминания очевидца 08.05.2018 13:32:00

Расстрелянное детство. Воспоминания очевидца

Глядя на стариков, редко задумываются о том, через что пришлось пройти 
в детские и молодые годы этим людям, на чью долю выпало жить во времена самой страшной войны в истории человечества. Чета Степановых Василия Павловича и Марии Михайловны знает о тех годах не понаслышке.

Их детство, как и судьба – одно на  двоих. Родились в Орловской области Урицкого района, были третьими детьми в семье в тот самый год, когда началась война. Родители их трудились в одном колхозе, пока не пришли на Орловщину немецкие войска. Горели сёла, деревни, а многодетные матери наших героев с младенцами на руках шли в сопровождении немецких солдат в Хатынец – небольшой населённый пункт в пятнадцати километрах от родного села. Далее их пути разошлись: одну отправили в Гомель, вторую – Витебскую область, но обе матери с детьми попали в «трудовые» лагеря. Старшие дети восьми лет отроду работали, младшие – оставались в бараках, а женщинам вручали  лопаты и гнали работать. Они копали траншеи, а рядом ходили вооруженные до зубов захватчики в сопровождении злобных овчарок. Женщины копали с утра до ночи, ели жиденькую похлёбку из овощных очисток и боялись. Не за себя, за  детей. 

Василий и Мария в то время были  слишком малы, чтобы запомнить ужасы концлагерей, но они хорошо знают, что было после.

В 1944 году советские войска освободили женщин и детей. И потянулись в родные края вереницы освобожденных и изнеможенных людей. Они шли по разбитым дорогам мимо развороченных бомбами полей, мимо пепелищ, на которых чёрными, закопчёнными памятниками скорби застыли оставшиеся после пожаров печные трубы. Да, война уже закончилась, захватчики ушли, но на месте родных домов остались пустыри. Жить негде, есть нечего, одежды нет – как жить? 

Люди объединялись, копали крошечные землянки, собирали по крупицам зерно и семена, чтобы было что высадить весной в исстрадавшуюся землю, ели собранные на лугах травы, из которых пекли безвкусное и совершенно не сытное подобие лепёшек. Тогда приходилось не жить – выживать. 

Купленные лапти – другой обувки не было – укрепляли проволокой, подшивали на подошвы верёвки, чтобы прослужили чуть дольше.
Одежду шили сами из домотканого полотна, стирали в золе, а по весне в слякотной, промозглой колхозной земле искали полусгнившую за  зиму, случайно пропущенную во время уборки картошку. Эти клубни, наполовину промёрзшие, наполовину сточенные  проволочником несли домой. Мать перетирала оттаявшую картошку в неаппетитную кашицу и жарила на сковороде, как оладьи. 

Постепенно появились первые крохотные домишки, урожая теперь хватало не только на посев, а многие, правда, с превеликим трудом, обзавелись коровами. Рогатые кормилицы давали в среднем по три литра молока, но даже такие крохи были необходимы для  выживания. 

- Мне было восемь лет, когда  меня посадили на колхозную  лошадь, привязали верёвками, чтобы не свалился, и отправили в поле работать, - вспоминает Василий Павлович. – Я правил лошадью, чтобы она шла ровно между рядами картошки, а привязанная позади соха окучивала кусты. 

Большую часть всех работ делали вручную. Жали пшеницу косами и серпами, молотили колосья цепами. Тракторов было мало, да и те примитивные, требовавшие дополнительных рук для загрузки и разгрузки прицепов. И были эти руки восьмилетних детей, которые учились в школе  только в перерыве после уборки урожая и до посева следующего. 

Матери же работали  весь световой  день, а порой ещё и по ночам, чтобы успеть собрать сено в скирды до того, как пойдут затяжные осенние дожди. 

Так на колхозных полях и встретились Василий и Мария. Работали бок о бок, а когда исполнилось по восемнадцать лет, - поженились. Через полгода молодой супруг получил повестку и отправился служить в армию. Объездил половину Советского Союза, был в Батуми и Закарпатье. 

Мария ждала мужа и вынашивала  первенца. К сожалению, малыш не выжил. Детская смертность в те годы была высокой – родители много работали, мало ели, а лекарств и витаминов не было вовсе. 

Постепенно жизнь наладилась, о страшных детских годах Мария Михайловна и Василий Павлович старались не вспоминать, растили трудолюбивого сына, нянчили обоих внуков, а сейчас души не чают в правнуке и правнучке. 

- Что было, то прошло, - говорят  Степановы, - жизнь была тяжёлая, врагу такую не пожелаешь, но что толку ворошить прошлое? Надо стараться жить, работать, смотреть вперёд, а не оглядываться назад. 

Елена ГРИШИНА




Возврат к списку

Написать в редакцию