Узник. Воспоминания очевидца 09.05.2018 15:35:00

Узник. Воспоминания очевидца

О чём в первую очередь думает человек, услышав слово «война»? Кто-то подумает о бесчисленных погибших людях, кто-то – о подвигах и героизме, кто-то – о силе духа и патриотизме, кто-то – о слезах матерей и сгоревших домах, а кто-то – о Победе.

Павел Васильевич Якушев, почти всю войну пробывший в плену, при слове «война» вспоминает чужбину.

Павел Васильевич, уже перешагнувший 90-летний рубеж, нуждается в постоянном присмотре, а его память уже ненадёжна, но это до сих пор крепкий человек, редко берущий в руки трость, с ясным взглядом поблекших от времени глаз и спокойной, размеренной  речью. Но в первую очередь при общении с ним обращаешь внимание на  мягкость и доброту. И сразу возникает вопрос: «Как человек, прошедший через плен, лишения, голод и холод, может оставаться  таким миролюбивым?». 

- Да что рассказывать? – говорит Павел Васильевич. – Пришли в деревню немцы, выгнали нас из домов, посадили на поезд, да и отвезли в Германию, в город Варин. Там высадили в лагере, а потом пришёл хозяин и забрал всю семью – мать, обеих сестёр и меня. 

За  этими двумя предложениями скрывается очень многое. Страх, когда фашистские солдаты пришли в деревню Усла Орловской области – чуждые, в серой форме и при оружии, с резкой, отрывистой и непонятной речью, убившие и взявшие в плен многих и многих людей. Боль потери, когда собственными руками выращенная скотина, птица, урожай и даже родной дом в один миг становится чужой собственностью. Ужас неизвестности, когда в закрытом вагоне для перевозки живности под ритмичный перестук колёс и тихий плач женщин и детей, везут в чужую страну, словно бессловесный скот. Вокруг темнота, слегка разбавленная просочившимися между досок узкими солнечными лучами, страх, запах пота, вонь, оставшаяся после животных, которых перевозили в этом же вагоне до того, как дулами автоматов втолкнуть в него людей. 

Павлу едва исполнилось пятнадцать лет, когда  он потерял свободу. Но  его семье повезло – они не попали  концлагерь или  в один из многочисленных лагерей смерти, более того, они остались все вместе. Мать  работала у хозяина прислугой, а дети трудились на ферме, доили коров, ухаживали за скотиной. Привычный труд успокаивал, а хозяева и их соседи не третировали пленников. 

- Гражданские люди там воевать не хотели. К нам относились по-человечески, - говорит бывший узник. – А соседи хозяев даже просили подоить их коров, когда уезжали куда-то по делам, а по возвращению, бывало, и гостинец привозили. Я на  тех немцев не обижаюсь.

Обычные люди в любой стране не хотят войны, смертей и крови. Не хотят бомбёжек, концлагерей, взрывов и выстрелов. Не хотят видеть, как под сапогами вражеских солдат сминаются посевы на полях и рушатся дома. Война – трагедия для жителей всех стран, которые в ней участвуют. 

Три года Павел вместе со своей семьей работал в плену, а потом советские войска  одержали Победу. Павел не знал, как обстоят дела на фронте, ведь он не мог читать немецких газет, не понимал, что говорят по радио, а хозяева не стремились просвещать своих невольных работников. Вот и получилось, что так же неожиданно, как и попал в плен, парень вновь обрёл свободу. 

Домой возвращались уже совсем в другом вагоне и другой обстановке. Не было тихого и безнадёжного плача, а была надежда и нетерпение. Вот-вот снова окажутся дома, на родной земле, увидят соседей и собственный дом. 

Но, увы, война не проходит бесследно. Не осталось дома, поля, вспаханные не плугом, а взрывами снарядов, ждали крестьянской руки. 

Павел выкопал землянку, в которой  семья ютилась три года, прежде чем им, как узникам, выделили стройматериал для нового дома. Строили его уже своими силами. 

Постепенно жизнь наладилась, свой дом, работа механизатором, любимая жена, сын да дочка. Хорошая жизнь – вольная, в труде да доброте. А когда родители состарились, дети, работающие в Москве, помогли переехать им в Заокский район. Навещают каждую неделю, привозят внуков, а теперь и правнуков. А когда  их нет рядом, за Павлом Васильевичем приглядывает соседка Татьяна Колесникова.

- Много в жизни всякого было, - говорит долгожитель. – Но хорошего всё равно больше, чем плохого, да и добрых людей гораздо больше, чем злых. 

Тёплыми майскими днями Павел Васильевич сидит на лавочке у своего дома, вспоминает прошлую жизнь и с надеждой ждет завтрашний день, который, конечно же, будет лучше, чем вчерашний.

Лена СЕРГЕЕВА




Возврат к списку

Написать в редакцию