Воспоминания заокчанки побывавшей в плену у немцев 05.04.2017 15:59:00

Воспоминания заокчанки побывавшей в плену у немцев

В память о погибших и выживших ежегодно 11 апреля во всем мире отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Мы мало знаем о тех, кто побывал в фашистских концлагерях и в плену, многое забылось или просто замалчивалось. Огромное количество наших соотечественников были зверски убиты за пределами нашей Родины, в плену. Лишь единицы смогли выжить.

Я хочу отдать дань памяти всем тем, кто вытерпел ужасы плена, кто выжил или погиб. У меня появилась уникальная возможность рассказать со слов очевидца об условиях, в которых жили люди, находясь в плену у фашистов. 

В статье рассказ пойдёт о жительнице нашего района, которая со всей своей семьёй была в плену у немцев почти год.

Родилась Петрова Антонина Егоровна в 1933 году в д. Бояково, что в Калужской области Тарусского района. Отец работал в Тарусе бригадиром в валяльном цехе, а мама в местном колхозе секретарём. В семье вместе с маленькой Тоней росли ещё старшая сестра и средний брат. Жили они дружной семьёй, дети ходили в школу, родители занимались ещё домашним хозяйством.

Когда началась война, Тоне было 8 лет. Деревня жила относительно спокойно. Но спокойствие длилось не долго, уже в 1942 году их деревню, как и соседние, постигла беда – пришли немцы. 

На тот момент, когда это произошло, в семье родился четвёртый ребёнок. И ещё, по случайному неудачному стечению обстоятельств, на каникулы в их семью приехал погостить племянник, которому было примерно лет 7.

Родителей и пять детей выгнали из дома на улицу для построения, взять ничего с собой не разрешили, в чём были, в том и пошли. К этому моменту, немцы уже строили из жителей шеренги. Тоне хорошо запомнилось, что шеренг было шесть из жителей своей и соседних деревень. Страх и ужас, который испытали люди, витал в воздухе.

  Была поздняя осень, холод, сырость, в местах лежал снег. Людей, одетых не по погоде, отправили в путь и, конечно же, им не объясняли куда. Неизвестность ещё более усугубляла и без того паническое состояние людей. Спереди, сзади и по бокам  пленных сопровождали немцы с собаками. Чтобы шеренга не замыкалась и не останавливалась, всех отставших, упавших на землю от бессилия расстреливали на месте!

- У меня до сих пор как наяву вспоминается ужас пережитого, - с горечью вспоминает Антонина Егоровна, - мама несёт младшего брата на руках, я с остальными,  боясь отстать и тем более упасть, шли за ней. На глазах расстреливали упавших от усталости людей, даже детей. Немцы не церемонились ни с кем.

Остановку делали только на ночь, все люди выбились из сил, замёрзли, страх нарастал с каждой минутой всё больше. Многие уже потеряли своих родных и близких, кто-то и детей, кто-то упал и уже не встал…

Вспомнила Антонина слова матери, которая повторяла как молитву своим детям, - Только аккуратней, не упадите!

- Старшая сестра, немного знала немецкий язык, и вскользь услышала обрывки, что их гонят на поезд, а потом в Литву. Но люди понимали, что все на поезд не поместятся и отпускать оставшихся тоже  никто не собирался.

Голод, холод, обреченность и боязнь неизвестности сопровождал колонну пленных. Останавливались на ночлег в заброшенных деревнях, в холодных домах, еду давали один раз в день очень маленькими порциями.

- Однажды мы с мамой и маленьким братом пошли к костру погреться, - с неожиданной улыбкой продолжила рассказ Антонина Егоровна, - над костром был котёл, в котором немец варил мясо. Увидев нас, он обернулся по сторонам, и чтобы не увидели другие, показал нам жестом поднять подол. Мама испугалась, так как не поняла, что он имел ввиду. Я сообразила быстрее и объяснила маме, что хочет этот солдат. Мама подняла подол, и немец кинул в него прямо из котла горячий кусок мяса.

Поход продолжался очень долго. На пути были и леса, города, заброшенные деревни.

- Я, к сожалению, уже не помню всех деталей, - извиняющимся голосом сказала Антонина, - были напуганы и маленькие, моя старшая сестра рассказала бы гораздо больше подробностей.

В Литву так никто и не попал. Антонине Егоровне запомнились уже нерусские дома, но где именно, что за город был их конечной остановкой ни кто не знали. Все заметили странное поведение солдат.

- Какие-то они стали взъерошенные и нервные, - вспомнила Антонина, - их стало намного меньше, мы понимали, что-то происходит, но что именно не знали.

Пленных поселили в заброшенных домах, наподобие наших бараков, по несколько семей в каждый. Жили люди в тесноте, еды не хватало катастрофически. Выдавали один раз в день в маленьких мисках, где две-три ложки похлёбки или какой-нибудь каши. За окном слышались постоянные бомбежки. Родители не разрешали детям выходить на улицу, да и взрослые старались не выходить из-за боязни быть убитыми. Все затихли в ожидании, что же будет дальше?

В один прекрасный день немцы сильно засуетились и все узнали, что наступает наша армия! Эта новость подняла упавший дух пленных, и все стали с нетерпением ждать.

Ждали несколько месяцев и наконец-то дождались!

- От горя, страха и истощения я плохо, что помню, к сожалению, особенно этот момент, - с грустью сказала Антонина.

Назад шли лесами, полями, в родные края вернулись только летом. Вернулись не все, кого-то немцы  расстреляли по дороге ещё в шеренгах, кого-то убили, когда жили в бараках.

Подходя к своей родной деревне, семью ждал сюрприз - до дома оставалось несколько километров, а на встречу к ним бросился их рыжий пёс Джульбарс, живой и невредимый. Пёс лаял, скулил, радости не было предела, дождался родных домой.

- И дети, и взрослые, мы все заплакали от счастья, - с улыбкой вспоминает Антонина, - и поняли, что мы дома.

Антонину, как и всех своих детей, от всего настоящего ужаса оградили родители. Что происходило на самом деле в том плену, что видели взрослые и что они прошли, остается только догадываться…

- Мама никогда не говорила про плен и очень не любила темы про страшное пережитое время, - поведала Антонина Егоровна, - все разговоры про это стали негласным правилом и были запрещены в доме.

До пенсии Антонина Егоровна со своим мужем жили в Воркуте. Но потом её потянуло в родные края. Присмотрели участок в нашем районе и уже более 20 лет проживают счастливую, размеренную жизнь в нашем посёлке Заокском. У неё две прекрасные дочки, внуки. На участке дома большой огород и теплицы, где хозяйка любит проводить своё свободное время. Также она

совершает ежедневные прогулки к памятнику «Вечный огонь», наводит там порядок, по своей абсолютно добровольной инициативе.

С момента окончания войны прошло уже много лет, кажется, это было так давно, но только не для узников, которые лично прошли сквозь ужасы фашистских застенков. Биография этих людей - это настоящие уроки мужества для представителей подрастающего поколения. Сохранить память о них - священный долг каждого. Только сохраняя память о тех страшных событиях и отдавая дань уважения погибшим и выжившим в том аду людям, можно надеяться на то, что подобное больше никогда не повторится в человеческой истории.

Идут годы, зарастают травой окопы, и котлованы от взорвавшихся мин, но никогда не зарастут душевные раны у живых свидетелей той страшной войны.

Ольга ЗОЛОТУХИНА



Возврат к списку

Написать в редакцию