Взятие Берлина в 1760 году 09.10.2021 10:30:00

Взятие Берлина в 1760 году

Эпизод Семилетней войны. Взятие города произошло вследствие сдачи города русским и австрийскими войскам комендантом Гансом Фридрихом фон Роховым, стремившимся избежать разрушения прусской столицы. Взятию города предшествовала военная операция русских и австрийских войск.

Предыстория

Активизация Пруссии во главе с королём Фридрихом II, который вынашивал амбициозные завоевательные планы в Центральной и Восточной Европе, привела к Семилетней войне. В этом конфликте Пруссия и Англия противостояли Австрии, Франции, Швеции и России. Для Российской империи это было первое активное участие в большом общеевропейском конфликте. Вступив в Восточную Пруссию, русские войска заняли ряд городов и нанесли 40-тысячной прусской армии поражение в местечке Гросс-Егерсдорф под Кёнигсбергом. В сражении при Кунерсдорфе (1759) силы фельдмаршала П. С. Салтыкова разгромили армию под командованием самого прусского короля. Это поставило Берлин под угрозу взятия.

Уязвимость столицы Пруссии стала очевидной ещё в октябре 1757 года, когда австрийский корпус генерала А. Хадика ворвался в пригород Берлина и захватил его, правда, потом предпочёл отступить, принудив магистрат к выплате контрибуции. После битвы при Кунерсдорфе Фридрих II ожидал взятия Берлина. Антипрусские силы имели значительное численное превосходство, но, несмотря на это, почти всю кампанию 1760 года провели неудачно. 15 августа прусские войска нанесли противнику серьёзное поражение при Лигнице. Всё это время, однако, Берлин продолжал оставаться незащищённым, и французская сторона предложила союзникам совершить новый рейд на город. Австрийский командующий Л. Й. Даун согласился поддержать русские войска вспомогательным корпусом генерала Ф. М. фон Ласси.

Русский командующий П. С. Салтыков предписал генералу Г. Тотлебену, который стоял во главе авангарда русского корпуса З. Г. Чернышёва (20 тысяч солдат), полностью разрушить в Берлине все королевские учреждения и такие важные объекты, как арсенал, литейный двор, пороховые мельницы, суконные мануфактуры. Кроме того, предполагалось, что с Берлина будет взята большая контрибуция. На случай, если у магистрата не будет хватать наличных денег, Тотлебену разрешалось принимать гарантированные заложниками векселя.

Начало Берлинской экспедиции

16 сентября 1760 года корпуса Тотлебена и Чернышёва выступили на Берлин. 2 октября Тотлебен прибыл в Вустерхаузен. Там он узнал, что в гарнизон столицы неприятеля насчитывает всего 1200 человек –  три пехотных батальона и два гусарских эскадрона, – но на выручку им идут генерал Иоганн Дитрих фон Хюльзен из Торгау и принц Фридрих Евгений Вюртембергский с севера. Тотлебен не отказался от внезапного штурма и попросил Чернышёва прикрыть его с тыла.

С точки зрения фортификации Берлин был почти открытым городом. Он располагался на двух островах, обнесённых стеной с бастионами. Рвами для них служили рукава реки Шпрее. Предместья на правом берегу опоясывал земляной вал, а на левом – каменная стена. Из десяти городских ворот флешью – тупоугольным полевым укреплением – были защищены только одни. Население Берлина на момент русской оккупации составляло, по оценке историка А. Рамбо, примерно 120 тысяч жителей.

Глава берлинского гарнизона генерал Рохов, чьи силы уступали противнику и количественно, и качественно, помышлял об уходе из города, но под давлением находившихся в Берлине отставных военачальников принял решение сопротивляться. Он распорядился соорудить флеши перед воротами городских предместий и разместил там пушки. В стенах были пробиты бойницы, а переправа через Шпрее – взята под защиту. В Торгау к генералу Хюльзену и в Темплин к принцу Вюртембергскому были посланы курьеры с просьбой о помощи. Подготовка к осаде спровоцировала панику среди горожан. Одни богатые берлинцы бежали в Магдебург и Гамбург с ценностями, другие прятали имущество.

Штурм предместий Берлина

Утром 3 октября Тотлебен пошёл на Берлин. К 11 часам его части заняли высоты напротив Котбусских и Галльских ворот. Русский военачальник направил к генералу Рохову поручика Чернышёва с требованием сдаться и, получив отказ, начал готовиться к бомбардировке города и штурму ворот. В 2 часа русские войска открыли огонь, но из-за отсутствия гаубиц крупного калибра ни пробить городскую стену, ни вызвать пожары не удалось. Спровоцировать возгорание помогли лишь калёные ядра. Защитники Берлина отвечали пушечным огнём.

В 9 часов вечера Тотлебен принял решение одновременно штурмовать ворота обоих предместий. Князю Прозоровскому с тремя сотнями гренадёр и двумя пушками предписывалось атаковать Галльские ворота, майору Паткулю с такими же силами – Котбусские. В полночь русские части перешли в атаку. Обе попытки не увенчались успехом: Паткуль вообще не сумел взять ворота, а Прозоровский, хотя и достиг цели, но не получил поддержки и к рассвету был вынужден отступить. После этого Тотлебен возобновил бомбардировку, которая продолжалась до утра следующего дня: орудия русских выпустили 655 снарядов, включая 567 бомб. Днём 4 октября в Берлин прибыл авангард сил принца Вюртембергского, насчитывавший семь эскадронов; остальные, пехотные части, также приближались к городу. Тотлебен отвёл большую часть своих сил к деревне Кёпеник, а к утру 5 октября под натиском прусских подкреплений подступы к Берлину покинули и остальные русские подразделения.

В неудаче своего замысла Тотлебен обвинял Чернышёва, который просто не имел возможности прибыть в окрестности Берлина раньше 5 октября. Чернышёв ещё 3 октября занял Фюрстенвальде, а на следующий день получил от Тотлебена просьбу о помощи людьми, пушками и снарядами. Вечером 5 октября силы двух генералов соединились в Кёпенике, Чернышёв принял на себя общее командование. Весь день 6 октября они ожидали прибытия дивизии Панина. Принц Вюртембергский, тем временем, приказал генералу Хюльзену ускорить движение к Берлину через Потсдам.

7 октября Чернышёв получил депешу Панина, который прибыл в Фюрстенвальде и далее следовал в направлении Берлина. Военачальник решил атаковать силы принца Вюртембергского и в случае успеха штурмовать восточные предместья города. Тотлебену поручалось организовать отвлекающий манёвр, но тот не удовлетворился этой ролью и в тот же день возобновил штурм западных предместий. Вынудив войска принца Вюртембергского укрыться за стенами Берлина, Тотлебен атаковал подошедшие со стороны Потсдама части Хюльзена, но был отброшен. В это время на подступах к Берлину появились, с одной стороны, вражеский авангард Клейста, а с другой – союзный корпус австрийского генерала Ласси. Не желая ждать помощи австрийцев, Тотлебен атаковал Клейста. Русские части понесли большие потери, и исход боя решило вмешательство корпуса Ласси. Это вызвало раздражение Тотлебена, не желавшего делить с австрийским полководцем славу покорителя Берлина, и генерал возвратился на свои позиции перед воротами предместий. Вследствие этого корпус Хюльзена смог уже к вечеру войти в Берлин. Чернышёву, в это же время действовавшему на правом берегу Шпрее, удалось занять высоты Лихтенберга и начать артиллерийский обстрел пруссаков, вынудив их укрыться в восточных предместьях.

8 октября Чернышёв планировал атаковать принца Вюртембергского и штурмовать восточные предместья, но прибытие корпуса Клейста нарушило этот замысел: численность прусских частей возросла до 14 тысяч человек, и при этом они были более мобильны, чем силы союзников. Последние насчитывали около 34 тысяч (почти 20 тысяч русских и 14 тысяч австрийцев и саксонцев, но были разделены рекой, тогда как защитники Берлина могли легко перебрасывать войска с одного берега на другой.

Переговоры и капитуляция

Пока Чернышёв планировал дальнейшие действия союзных войск, Тотлебен без его ведома решил вступить с противником в переговоры о капитуляции. Он не знал, что в Берлине на военном совете также было принято соответствующее решение. Опасаясь разрушения города в ходе штурма, прусские военачальники решили, что войска Клейста, Хюльзена и принца Вюртембергского в ночь на 9 октября отступят к Шпандау и Шарлоттенбургу, а Рохов, тем временем, начнёт переговоры о капитуляции, которые будут касаться только его гарнизона. Тотлебен направил Рохову новое требование о сдаче города и к часу ночи получил отказ. Это привело русского генерала в недоумение, но в три часа прусские представители сами появились у Котбусских ворот с предложениями от Рохова. К этому времени подкрепления уже вышли из Берлина. В четыре часа утра начальник гарнизона подписал капитуляцию. Вместе с солдатами и военным имуществом он сдавался в плен. В пять часов утра русские войска приняли гражданскую капитуляцию. Накануне собравшиеся в ратуше горожане обсуждали, перед кем капитулировать, австрийцами или русскими. Купец Готцковский, старый приятель Тотлебена, убедил всех в предпочтительности второго варианта. Сначала Тотлебен потребовал астрономическую сумму в качестве контрибуции – 4 миллиона талеров. Но в конце концов его уговорили уступить до 500 тысяч наличными и одного миллиона векселями под гарантию заложников. Готцковский пообещал ратуше добиться ещё большего сокращения контрибуции. Тотлебен гарантировал горожанам безопасность, неприкосновенность частного имущества, свободу корреспонденции и торговли и освобождение от постоев.

Переговоры Тотлебена с берлинцами проходили в строжайшей тайне. Ни Ласси, ни Чернышёв, ничего не подозревали. Австрийские солдаты первыми заметили русских часовых у ворот западных предместий и оттеснили их от Галльских ворот, а затем Ласси потребовал от Чернышёва уступить ему ещё и Потсдамские и Магдебургские ворота, а также поделиться частью контрибуции. Посчитав капитуляцию недействительной для себя, Ласси приказал ввести в город войска и, вопреки данному Тотлебеном обещанию, расположил своих солдат в домах горожан.

Радость по поводу взятия Берлина в войсках союзников была омрачена поступком Тотлебена: австрийцев возмущало то, что в боях под Берлином русские фактически отвели им роль зрителей; саксонцев – слишком благоприятные условия капитуляции (они рассчитывали отомстить за жестокости Фридриха II в Саксонии). Ни торжественного вступления войск в город, ни благодарственного молебна не было. Русские солдаты конфликтовали с австрийцами и саксонцами, что подрывало дисциплину в союзных войсках. Берлин почти не пострадал от грабежей и разорения: разграблены были только королевские учреждения, и то не до основания. Идее Ласси взорвать арсенал Тотлебен воспротивился, мотивировав это нежеланием причинить городу ущерб.

Итоги и последствия

Взятие прусской столицы произвело большой резонанс в Европе. Вольтер писал И. Шувалову, что появление русских в Берлине «производит значительно большее впечатление, чем все оперы Метастазио». Союзные дворы и посланники принесли поздравления Елизавете Петровне. Фридрих II, понесший тяжёлые материальные потери в результате разорения Берлина, был раздражён и унижен. Графа Тотлебена представили к ордену Александра Невского и званию генерал-поручика, но в результате лишь отметили его успех грамотой за исполненный долг. Это подвигло военачальника опубликовать «Реляцию» о взятии Берлина с преувеличением собственного вклада в успех операции и нелестными отзывами в адрес Чернышёва и Ласси.

Оккупация столицы Пруссии русскими и австрийцами продолжалась всего четыре дня: получив сведения о приближении к Берлину войск Фридриха II, союзники, не располагавшие достаточными для удержания города силами, покинули Берлин. Оставление противником столицы позволило Фридриху повернуть войска в Саксонию.

Реальная угроза захвата прусской столицы русскими и их союзниками продолжала сохраняться вплоть до конца 1761 года, когда после смерти Елизаветы Петровны на русский престол взошёл Пётр III. Произошло так называемое «чудо бранденбургского дома» – воцарение в России большого поклонника Фридриха II спасло Пруссию от разгрома. Новый монарх в корне изменил вектор российской внешней политики, заключив с Пруссией мир, без каких-либо компенсаций возвратив ей все завоёванные территории и даже заключив с бывшим противником союз. В 1762 году Пётр был свергнут в результате дворцового переворота, но его супруга и преемница Екатерина II сохранила нейтральную позицию в отношении Пруссии. Вслед за Россией войну с Пруссией прекратила и Швеция. Это позволило Фридриху возобновить наступление в Саксонии и Силезии. Австрии ничего не оставалось, как тоже пойти на мирное соглашение. Мир, подписанный в 1763 году в замке Губертусбург, закрепил возврат к довоенному статус-кво.



Возврат к списку

Написать в редакцию